МАТЕРИАЛЬНЫЕ ПОТЕРИ И «ПРОПУСКНАЯ СПОСОБНОСТЬ»

Подумайте о таком факте. Некоторые люди тратят немало времени на то, чтобы совершить максимально правильный выбор, а в результате несут значительные материальные потери. Порой они неправильно рассчитывают цену выбора (в том, что касается потраченного времени), но чрезмерно уверены в той выгоде, что должны получить. Тем самым они совершают «систематические ошибки, предполагая лучший результат от свободы выбора в выполнении заданий»{146}. Если люди совершают систематические ошибки, то причина этого такова: они предпочитают выбирать в тех обстоятельствах, в которых делать этого не должны, если им важно материальное благополучие. Барри Шварц в своей книге исследует многочисленные проблемы, с которыми сталкиваются люди, которым требуется раз за разом принимать решения, — и как трудно с этим справиться, не полагаясь ни на чью помощь[14]. Шварц утверждает, что в определенных обстоятельствах людям лучше пореже принимать решения. С этим согласуется утверждение, что во многих случаях куда полезнее положиться на правило" по умолчанию.

Кроме того, очевидно, что многие когнитивные искажения проявляются особенно ярко, когда мы принимаем решения, касающиеся нас самих, но они далеко не так важны, когда мы принимаем решения за других. По этой причине нанимаемые представители часто принимают лучшие решения, нежели сами заказчики. Можно представить, что человеку свойственен необоснованный оптимизм, когда речь идет о его собственных делах, но что касается других, он вполне способен верно спрогнозировать ход событий. В самом деле, Дженнифер Арлен и Стефан Тонтрап считают, что представители не обнаруживают «эффекта владения», из-за которого люди больше ценят то, чем обладают, чем то же самое, принадлежащее другому{147}. А Эмили Пронин с коллегами обнаружили слепое пятно в отношении когнитивных искажений, что означает, что людям гораздо легче заметить систематические ошибки мышления в других, чем в самих себе{148}. Например, человек видит самовозвеличивание у других, даже если ему трудно заметить подобное в собственных взглядах и суждениях.

Все это подразумевает аргумент в защиту выбора не выбирать. Если люди более объективны, когда принимают решения за других, тогда для любого человека будет разумно просить кого-то другого (кому он доверяет) принимать за него решения или по крайней мере оказать посильную помощь. Правда, если вы действительно не видите, какие систематические ошибки мышления совершаете, то маловероятно, что вы откажетесь от выбора, чтобы их избежать. Но многие достаточно хорошо осведомлены о своей предрасположенности к ошибкам, а потому охотно полагаются на официальных или неофициальных представителей (врачей, юристов, консультантов по инвестициям, коллег).



Я уже говорил, что наша «пропускная способность» имеет пределы, и потому мы часто выбираем не выбирать. Но помимо этого мы не в силах объективно оценить эти пределы, что, разумеется, тоже имеет значение. Это тесно связано с ошибкой планирования и очень хорошо ее объясняет. Данное когнитивное искажение таково: люди часто полагают, что закончат выполнение задания раньше, чем это на самом деле возможно[15]. Если люди осознают пределы своей «пропускной способности», они выберут отказ от выбора. В противном случае они сконцентрируются на своих проблемах и предпочтут сделать выбор, тогда как в их интересах было бы уделить внимание совершенно другим вещам. В таких случаях люди выбирают выбор лишь в силу собственной ошибки. В самом деле, игнорирование пределов своей «пропускной способности» можно считать поведенческим провалом. Этот вопрос также требует большей эмпирической работы.

Я не ставлю себе целью защищать законность и разумность политики патернализма, но хочу сказать следующее. Стандартные аргументы, приводимые против патернализма, распространяются на все его формы, включая и те, где речь идет о решениях не выбирать. Я уже говорил, что некоторые люди, которые беспокоятся о благополучии других, готовы вмешиваться в их выбор; и они могут быть как либеральными, так и нелиберальными патерналистами{149}. Но с точки зрения благополучия стандартные аргументы насчет свободы выбора применимы и к тем, кто предпочел (свободно) не выбирать. А говоря о независимости и достоинстве, не стоит забывать, что вмешательство в выбор не выбирать не менее предосудительно. Разумеется, кроме тех случаев, когда справедливо полагать, что сам выбор будет не чем иным, как отчуждением свободы и отказом от ответственности.



РАЗНЫЕ СИТУАЦИИ

В каких случаях отказ принимать выбор не выбирать можно считать патернализмом? Все зависит от причин, по которым архитекторы выбора отказываются его принимать.

Начнем с ситуации, когда людей наказывают за несовершение выбора. Допустим, человек подвергается уголовному наказанию, если не совершит выбор — например, откажется голосовать или покупать медицинскую страховку. Чтобы узнать, присутствует ли тут политика патернализма, нужно понять, почему от людей требуют выбора. Если речь идет о проблеме коллективного действия, а принуждение должно помочь ее разрешить, то патернализмом тут и не пахнет. Например, если цель, чтобы каждый внес свой вклад в оборону или решение некой экологической проблемы, это не патернализм со стороны государства. Но если представители власти полагают, что люди делают ошибку, отказываясь от выбора в том, что касается их личного благополучия, и наказывают их, чтобы они сделали так, как якобы для них лучше, — это, безусловно, политика патернализма.

Нужно или не нужно принуждать людей голосовать или страховать свое здоровье? В обоих случаях очевидно, что целью принуждения будет решение коллективной проблемы. Мы рассматривали данное утверждение на примере голосования. Что касается заботы о здоровье, то проблема в том, что если одни его не страхуют, то остальным в любом случае придется платить за оказание им медицинской помощи — умереть им не позволят. Обязательное страхование решает эту проблему. Но легко представить такие ситуации, в которых людей принуждают к выбору на том основании, что так для них будет лучше. Как минимум некоторые из тех, кто поддерживает обязательное голосование и обязательное страхование, считают именно так. В последнем случае суть может быть в том, что в силу лени и инертности (или же по причине необоснованного оптимизма и недальновидности) люди не совершают выбора в области страхования здоровья. Между тем в будущем это их защитит, если неожиданно случится что-то плохое{150}.

Теперь вернемся к случаям давления, которые касаются ряда интереснейших проблем. В подобных случаях многие, несомненно, предпочитают не выбирать. А активный выбор мешает осуществлению этого предпочтения или вовсе игнорирует его. Несмотря на это, архитекторы выбора навязывают требование активного выбора в таких обстоятельствах, когда многие или некоторые люди, встретив подобную опцию, выбрали бы не выбирать. Будет ли активный выбор по этой причине политикой патернализма?

Как и выше, ответ зависит от того, почему архитекторы выбора настаивают на активном выборе. Когда речь идет о донорстве органов, патернализм отсутствует. Цель — защитить интересы третьих сторон, а не тех, кто делает выбор. То же самое происходит, когда архитекторы выбора предлагают правило по умолчанию, чтобы снизить вред, причиняемый окружающей среде, — рискует третья сторона. Но предположим, что перед заключением трудового договора у людей просят или требуют совершить активный выбор программы пенсионных накоплений. Допустим, по мнению архитекторов выбора, так будет лучше для людей, даже если потенциальные сотрудники так не считают (и предпочли бы положиться на правило по умолчанию). В таком случае те, кто настаивает на активном выборе, могут быть обвинены в политике патернализма. Именно ее они и пытаются проводить.

Вас может озадачить мысль, что патернализм присутствует и на потребительском рынке. О каком патернализме может идти речь, если вы не покупаете себе новую пару ботинок, мобильный телефон, автомобиль или сэндвич с рыбой, пока не выберете этот товар активно и действительно не захотите за него заплатить? Это хороший вопрос, но не нужно воспринимать его как риторический. Все зависит от причин, которые лежат в основе создания определенной системы архитектуры выбора{151}. Конечно, существует множество объяснений свободного рынка и активного выбора, и большинство из них не имеют ничего общего с патернализмом. Одни из них ссылаются на эффективность, другие — на независимость. Но, допустим, вы считаете, что активный выбор — это гарантия того, что люди будут развивать определенные качества, ценности и вкусы. Допустим, вы считаете, что таким образом люди получают независимость, самодостаточность, чувство свободы выбора и инициативность и что именно по этой причине система активного выбора желательна. И это будет весьма патерналистское утверждение.

Эта точка зрения вряд ли в новинку тем, кто придает особое значение свободе выбора. Она играет не последнюю роль в аргументации, которую использует Милль, выступая за свободу. Эта идея также тесно связана с ранними аргументами в защиту свободного рынка, которые Альберт Хиршман описал в своей незабываемой манере. Он акцентировал внимание на том, что свободная торговля порождает такой тип культуры, в котором традиционные социальные противоречия, основанные на религиозных и этнических различиях, смягчаются, поскольку люди преследуют экономические интересы[16]. Для некоторых из тех, кто восхваляет активный выбор, вопрос заключается не в сглаживании социальных различий, а в развитии неравнодушного, духовного, образованного общества.

Я уже упоминал, что те, кто приветствует активный выбор, часто одобряют либеральный перфекционизм, воплощенный в следующей идее: правительство может прививать гражданам определенные желаемые качества, поскольку так будет лучше самим людям{152}. Но даже если люди выбирают не выбирать, активный выбор можно предпочесть на основаниях идеи перфекционизма, в том смысле, что он помогает развитию независимости, самодостаточности и инициативности.

Конечно, те, кто ратует за свободный рынок, не так уж часто приветствуют патернализм, каким бы он ни был. И думать в этом ключе о них будет не вполне верно. Люди действительно часто хотят выбирать. Но предположим, государственная или частная организация приветствует активный выбор и отвергает предписания и правила по умолчанию, потому что желает повлиять на людей так, чтобы это пошло им на пользу. Вспомните мое рабочее определение патернализма. Я сформулировал его так: патернализм появляется, когда государственная или частная организация отказывается допускать, что собственный выбор людей послужит им во благо, и предпринимает какие-то меры, чтобы повлиять на выбор людей или изменить его для их же пользы. Если желание — не выбирать, то активный выбор будет его подавлять, а это значит, что патернализм вступает в силу.

КАКОЙ ПУТЬ ПРАВИЛЬНЫЙ?

Несмотря на потенциальную выгоду, активный выбор порой создает массу серьезных проблем и не подходит ко всем ситуациям без разбора. Люди часто выигрывают, отказываясь от выбора. Чтобы понять, почему так происходит, подумайте над словами Эстер Дуфло, одного из ведущих мировых экспертов по исследованию бедности.

Мы склонны заботиться о бедных в очень специфическом смысле. Мы часто думаем: «Почему они так безответственно относятся к собственной жизни?» Но при этом забываем, что чем мы богаче, тем меньше ответственности нам приходится брать на себя, потому что все вокруг о нас заботятся. Но чем вы беднее, тем больше ответственности за свою жизнь вам приходится брать на себя. Прекратите осуждать людей за безответственность и задумайтесь над этим, вместо того чтобы пытаться навязать им ту роскошь, которой обладаете сами и которой обязаны тем решениям, что были приняты за вас. Если богатые ничего не делают, они на правильном пути. Для большинства бедных бездействие означает неверный путь{153}.

Главная мысль Дуфло такова: обеспеченные люди за многое в своей жизни не несут никакой ответственности, потому что другие принимают нужные решения за них и для их же блага. На самом деле выбор совершается «за вас» во множестве сфер, часто с помощью правил по умолчанию или их функциональных эквивалентов. Такие меры не только улучшают благополучие, но и поддерживают независимость, потому что у людей появляется свободное время, которым они вольны распоряжаться как им вздумается.

В стабильном обществе людям не приходится думать, как сделать воду безопасной для питья, а воздух безвредным для дыхания. Они не должны решать, нужно ли строить дороги и самолеты, следует ли производить холодильники. Конституция определяет структуру государственного управления, и граждане крайне редко о ней думают (если думают вообще). Люди не выбирают себе азбуку, она им уже дана. Конечно, важно, что люди могут участвовать в принятии решений относительно политики и рынка. Но мы часто полагаемся на тот факт, что выбор уже сделан за нас другими, и это позволяет нам жить своей жизнью, не беспокоясь о подобных вещах. И это благословение, а не проклятие.

БРЕМЯ ВЫБОРА

Активный выбор может стать для человека тяжким бременем. Допустим, вы попали в сложную и непривычную ситуацию. Скажем, вам не хватает информации или опыта. В таких случаях активный выбор становится слишком обременительным, требуя ничем не оправданных затрат, что может привести к отчаянию или бессмысленной волоките.

Большинству покупателей наверняка не пришлось бы по вкусу, если бы им пришлось выбирать каждую характеристику мобильной связи или самостоятельно устанавливать все настройки на новом компьютере. Существование правил по умолчанию экономит людям кучу времени, и большинство этих правил разумны и подходят кому угодно. Мало кто согласился бы тратить время на то, чтобы получить нужную информацию и самому сделать выбор. В таких случаях активный выбор значительно увеличивает цену решения.

В процессе активного выбора возможна и усталость от принятия решений, что, в свою очередь, затруднит принятие других решений (возможно, куда более важных){154}. Или же помешает сосредоточиться на действительно значимых делах, серьезно влияющих на жизнь, связанных с семьей, работой, здоровьем и благополучием близких людей. Вспомните следующее утверждение: состояние бедности и постоянное беспокойство о том, как свести концы с концами, так же влияет на результаты теста на измерение КЗ, как и бессонная ночь накануне. Нелегко обратить внимание людей на вопросы, в которых они не заинтересованы, потому что «пропускная способность» любого человека ограничена, а подобные требования заставляют растрачивать когнитивные (а возможно, и эмоциональные) ресурсы, которых и без того не хватает. Отчасти по этой причине люди и выбирают не выбирать, а активный выбор может быть не лучшим решением.

БРЕМЯ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ

В то же время активный выбор возлагает тяжкую ношу и на тех, кто его предлагает. Правила по умолчанию желательны и важны для всех продавцов и поставщиков услуг. Они помогают избежать затрат на принятие решений, которые могут позже вылиться в повышение цен (то есть причинить вред и покупателям тоже).

Без правил по умолчанию, при постоянной необходимости совершать активный выбор, потребуются значительные затраты времени и сил на терпеливые и утомительные объяснения различных нюансов покупателям и пользователям (а это им вряд ли понравится). Продажа мобильного телефона, автомобиля или ноутбука станет серьезным испытанием, если каждую характеристику нужно будет выбирать самостоятельно. То же самое касается пенсионной и страховой программ. Многих привлекает идея получения знаний в финансовой области, но это не обязательно принесет нужный результат. Очень часто гораздо разумнее будет воспользоваться правилами по умолчанию{155}. Можно очень живо представить себе комедию или научно-фантастический фильм на эту тему.

ОШИБКИ

И напоследок остановимся на том, о чем часто говорят люди, предпочитающие не выбирать: активный выбор повышает вероятность ошибиться. Главная цель активного выбора — улучшение благополучия людей путем преодоления тех ошибок, которые могли совершить архитекторы выбора. Но достичь этой цели не удастся, если дело касается очень специфической, технической, сложной или незнакомой области. Если покупателей попросят ответить на ряд чисто технических вопросов, а архитекторы выбора в данном случае хорошо разбираются в предмете, то людям, вероятно, больше понравилось бы просто получить желаемое в результате следования правилу по умолчанию. Возможно, лучше всего положиться на эксперименты или научные исследования, чтобы определить, каким будет выбор информированных людей, и затем использовать эти сведения для создания правил по умолчанию. Но если архитекторы выбора достаточно подкованы в вопросе и им можно доверять, весьма сомнительно, что подобные эксперименты того стоят.

КОРОТКИЙ ОТЧЕТ

Теперь уже должно быть ясно, что исследование цены решений и ошибок помогает понять, когда выбирать имеет смысл, а когда нет. Все это опирается на материальное благополучие человека, и главные принципы не вполне сформулированы. Так, скажем, они не охватывают некоторые важные факторы (такие как свободу выбора и аутентичность личности). Но они действительно проясняют решения как тех, кто выбирает, так и архитекторов выбора.

Правила по умолчанию желательны в незнакомых и сложных областях, потому что снижают цену решения и цену ошибки. Но если архитекторы выбора плохо информированы или подвержены ошибкам мышления, они не способны создавать подходящие правила по умолчанию — и это аргумент в защиту активного выбора. Если контингент тех, кто выбирает, очень разнообразен, активный выбор также имеет реальные преимущества — он снижает цену ошибки. Теоретически одно и то же не может подходить всем. Поскольку ситуации и предпочтения меняются со временем, активный выбор имеет еще один аргумент за: любое правило по умолчанию способно стать пережитком прошлого. Ценность получения знаний и свободы выбора, развитие предпочтений и вкусов так же говорят в пользу активного выбора — это та тема, что красной нитью проходит через все мои рассуждения, и будет аргументом против отказа от выбора.

В свете этих размышлений упрощенный активный выбор представляется особенно привлекательным. Вспомним, что при этом подходе сам по себе активный выбор совершается по умолчанию, но люди могут от него отказаться. Например, некая организация заявляет: «Мы хотим, чтобы вы выбрали медицинскую страховку, но, если вы не желаете выбирать сами, у нас есть программа по умолчанию, которая, на наш взгляд, отвечает вашим запросам». Иногда этот подход максимально снижает цену решения и цену ошибки и вроде бы даже защищает независимость людей (тогда как обычное правило по умолчанию не может этим похвастаться, хотя бы потому, что оно неизменно). Не нужно, однако, делать вывод, что упрощенный активный выбор подходит где и когда угодно. Иногда правило по умолчанию более удачный вариант. Но во многих случаях упрощенный активный выбор — это наилучший подход.

ТРЕТЬИ СТОРОНЫ

На протяжении нашей дискуссии я предполагал, что самое главное — это материальное благополучие тех, кто совершает выбор, и что высказывание предпочтений между активным выбором и правилом по умолчанию лучше всего оценивать именно с этой точки зрения. Конечно, во многих случаях задействованы интересы третьих сторон. Это усложняет анализ такого выбора в двух разных направлениях.


materialnij-raschyot-ustanovki.html
materialno-bitovoe-obespechenie-podozrevaemih-i-obvinyaemih.html
    PR.RU™